Via est Vita

Quo vadis


Почему приватность важна, даже если вам нечего скрывать


взято отсюда

Читать дальше...

Аргумент «мне нечего прятать» является частью дискуссий о неприкосновенности частной жизни. Брюс Шнайер, специалист службы защиты данных, называет это «самым распространенным ответом сторонникам неприкосновенности частной жизни». Джеффри Стоун, ученый-юрист, называет его «слишком популярной мантрой» («all-too-common-refrain»). В своей самой очевидной форме этот аргумент звучит так: права на неприкосновенность частной жизни обычно имеют минимальный вес, поэтому в соревновании с мерами по обеспечению безопасности последние одержат победу по предопределению».

Аргумент «мне нечего прятать» можно встретить повсеместно в Британии. Например, правительство установило миллионы камер видеонаблюдения в общественных местах больших и маленьких населенных пунктов, которые просматриваются должностными лицами через замкнутую систему телевидения. Слоган правительственной кампании в пользу данной программы звучит так: «Если вам нечего прятать, вам нечего бояться». Аргумент «мне нечего прятать» в различных вариациях появляется в блогах, письмах в редакцию, интервью телевизионных новостей и форумах. Один из блоггеров в Соединенных Штатах заявил следующее касаемо создания профилей граждан для целей обеспечения национальной безопасности: «Я не имею ничего против того, что люди желают узнать обо мне некоторую информацию. Мне нечего прятать! Поэтому я поддерживаю попытки [правительства] найти террористов через прослушивание наших телефонных звонков!»

Этот аргумент не является изобретением современности. Один из персонажей романа Генри Джеймса 1888 г. «Ревербератор» («Reverberator») размышляет: «Если эти люди совершили что-то плохое, им должно быть стыдно, и он не пожалел бы их. А если они не сделали ничего плохого, не нужно было делать такую шумиху из-за того, что другие люди об этом узнали».

Я сталкивался с аргументом «мне нечего прятать» в новостных интервью и обсуждениях так часто, что решил провести исследование по данному вопросу. Я поинтересовался у читателей моего блога «Совпадение мнений» (ConcurringOpinions) о том, насколько положительно они относятся к данному аргументу. Я получил массу комментариев:

Мой ответ таков: «Тогда почему у вас висят шторы?» или «Могу я посмотреть счета по вашей кредитной карте за прошлый год?»

Мой ответ на аргумент «если вам нечего прятать…» прост: «Мне не нужно доказывать свою точку зрения. Вам нужно доказать свою. Приходите с ордером».

Мне нечего прятать. Но и показывать вам тоже.

Если вам нечего прятать, у вас нет нормальной жизни.

Покажите мне свое, и я покажу вам мое.

Дело не в том, если у тебя что-то, что нужно прятать. Дело в том, что это просто не должно касаться чужих людей.

Последний аргумент: Иосифу Сталину это бы понравилось. Что тут добавить еще?

На первый взгляд, опровергнуть аргумент «мне нечего прятать» легко. У каждого есть что-то, что он прячет от других. Как сказал Александр Солженицын: «Каждый человек виновен в чем-то или у него есть что-то, что он прячет от других. Все что нужно сделать – внимательно наблюдать, чтобы понять, что это». Аналогичная ситуация произошла в романе Фридриха Дюрренматта «Ловушка» (Friedrich D?rrenmatt's "Traps"), где группа психически неполноценных юристов привлекала к судебной ответственности в виде показательного суда-посмешища вроде бы невиновного человека. Человек пытается узнать, за какое преступление его пытаются наказать, на что прокурор отвечает «Это не важно, преступление всегда можно найти».

Читать дальше...

Еще одно метафорическое определение проблем - «Процесс» Франца Кафки. Сюжет романа вертится вокруг человека, арестованного без объяснения причин. Он отчаянно пытается узнать, что стало причиной возбуждения процесса, и какие доказательства против него имеются. Ему удается обнаружить, что эта таинственная судебная система имеет на него досье и проводит расследование, но остальное остается для него загадкой. «Процесс» иллюстрирует бюрократию с загадочными целями, которая использует личные данные людей для того, чтобы принять в их отношении важные решения, однако отрицает их право участвовать в том, как эта информация используется.

Проблема, метафорично описанная в стиле Кафки, представляет иной вид проблем, возникающих вследствие наличия всеобщего наблюдения за гражданами. Очень часто такие проблемы не приводят к запретам. Проблема скорее заключается в обработке информации – ее хранении, использовании или анализе – но не ее сборе. Она влияет на силу взаимоотношений между людьми и институтами современного государства. Она не только подрывает веру человека в свои силы вследствие порождения ощущения беспомощности и бессилия, но также оказывают влияние на структуру общества, изменяя виды взаимоотношений между людьми и институтами, которые принимают важные решения касаемо их жизней

Решения в области законов и политических курсов излишне концентрируются на проблемах, метафорично описанных Оруэллом – проблеме всеобщего наблюдения за гражданами – и не совсем адекватно решают проблемы, описанные Кафкой – проблемы обработки информации. Сложность состоит в том, что комментаторы пытаются решить проблемы, касающиеся наличия баз данных, обращаясь к вопросу наличия наблюдения за гражданами, в то время как это совершенно разные проблемы.

Комментаторы часто пытаются опровергнуть аргумент «мне нечего прятать», обращая внимание на вещи, которые люди хотят спрятать.  Проблема такого аргумента в том, что он основан на основополагающем допущении о том, что неприкосновенность личной жизни – это право прятать что-то плохое. Принимая такое допущение, мы упускаем много других принципов и пускаемся в бесполезные рассуждения о том, какую же информацию люди будут прятать больше всего. Как метко отмечает Шнайер (Schneier), специалист по обеспечению компьютерной безопасности, аргумент «мне нечего прятать» основывается на ложном «допущении о том, что неприкосновенность частной жизни заключается в праве прятать факт совершения каких-то нарушений». Наблюдение за гражданами, например, может запретить такое законные виды деятельности, как свободу слова, свободу объединений, а также другие права человека, указанные в Первой поправке к Конституции, которые являются непременным атрибутом демократии.

Проблема аргумента «мне нечего прятать» гораздо глубже и состоит в том, что он ограниченно рассматривает неприкосновенность частной жизни как форму сохранения секретности. Напротив, рассмотрение неприкосновенности частной жизни как множества связанных вопросов показывает, что необходимость раскрывать информацию о неправильных поступках – только одна из многих проблем, создаваемых мерами правительства по обеспечению безопасности. Если вернуться к моему рассуждению о метафорах в литературе, то реальные проблемы -  те, что описаны не столько Оруэллом, сколько Кафкой. Программы правительства по сбору информации порождают проблемы, даже если не раскрывается информация, которую люди не хотят разглашать. В романе «Процесс», проблема состояла не в запретительном поведении, а в бессилии и уязвимости, возникающих по причине использования судебной системой личных данных и ее отказом главному герою в праве владеть информацией о данном процессе или участвовать в нем. Ущерб наносится бюрократией – безразличием, допущением ошибок, злоупотреблением, отчаянием и отсутствием прозрачности и подотчетности.

Читать дальше...

Важно различать два пути обоснования программ по обеспечению национальной безопасности, требующих доступ к личной информации. Первый – не признавать существование проблемы. Именно так работает аргумент «мне нечего прятать» - он отрицает наличие проблемы. Второй путь – признать проблемы, но настоять на том, что выгоды от использования программы перевешивают жертвы, которые приносятся теми, в чью личную жизнь вторгаются. Первое обоснование влияет на второе, поскольку неприкосновенность личной жизни имеет небольшое значение по причине ограниченного взгляда на проблему. Ключевой момент недопонимания – аргумент «мне нечего прятать» рассматривает неприкосновенность частной жизни со своей опасно ограниченной точки зрения.

Если исследовать данный аргумент немного глубже, можно обнаружить, что его сторонники ожидают наличия ущерба, связанного с нанесением физического урона человеку. Как это ни парадоксально, этот основополагающий принцип физического урона используется иногда сторонниками усиления защиты неприкосновенности частной жизни. Например, Энн Бартоу (Ann Bartow), профессор права Университета Южной Каролины, аргументирует свою точку зрения следующим образом: для того, чтобы проблемы неприкосновенности личной жизни вызвали большой резонанс в обществе, они должны «негативно влиять на жизнь дышащего человеческого существа, вызывать нечто большее, чем просто чувство недовольства». Она утверждает, что вопрос неприкосновенности частной жизни требует больше «мертвых тел», и «отсутствие крови и смертей, хотя бы сломанных костей и мешков денег делает ущерб, нанесенный вторжением в личную жизнь, не таким серьезным, как иные виды ущерба».

Возражения госпожи Бартоу в действительности касаются аргумента «мне нечего прятать». Сторонники этого аргумента имеют в виду отдельные виды ущерба, нанесенного неприкосновенности личной жизни, когда раскрывается информация, ставящая в неловкое положение или компрометирующая ее владельца. Как и госпожа Бартоу, сторонники данного аргумента требуют наличия ущерба, связанного с нанесением физического урона вплоть до смертельного исхода.

Госпожа Бартоу, конечно, права в том, что люди намного сильнее реагируют на кровь и смерть, чем на абстрактные проблемы. Но если это – стандарт определения проблемы, то в таком случае будут распознаны лишь несколько проблем нарушения неприкосновенности личной жизни. Неприкосновенность личной жизни – это не фильм ужасов, большая часть проблем не выливаются в появление мертвых тел, и в большинстве случаев требование доказательства наличия осязаемого ущерба затруднено.

Для неприкосновенности личной жизни угрозу представляет не отдельный вопиющий акт нарушения, а медленное накопление относительно небольших нарушений. В данном отношении проблемы неприкосновенности личной жизни  напоминают случаи нанесения вреда окружающей среде, которые происходят с течением времени через последовательность небольших нарушений различными субъектами. Несмотря на то, что общество скорее отреагирует на крупный разлив нефти, постепенное загрязнение окружающей среды множеством субъектов часто создает намного худшие проблемы.

Неприкосновенность личной жизни редко полностью исчезает в один миг. Обычно она уменьшается со временем, растворяясь почти незаметно, пока мы не начинаем замечать, чего лишились. Когда правительство начинает отслеживать телефонные номера, по которым звонят люди, многие пожимают плечами и говорят: «Это просто телефонные номера, и больше ничего». Правительство может установить больше камер видеонаблюдения в общественных местах. «И что? Теперь больше камер наблюдают за нами в больших количествах мест. Ничего страшного». Увеличение количества камер может создать более развитую сеть видеонаблюдения. К этому может добавиться спутниковое наблюдение, чтобы отслеживать передвижения людей. Правительство может начать анализ учетной документации банка. «Там только мои депозиты и несколько счетов на оплату – никаких проблем нет». Правительство может начать просмотр записей кредитных карт, затем записей поставщиков интернет-услуг, записей о состоянии здоровья, записей в трудовой книге и т.д. Каждый из шагов может показаться незначительным, но по истечении определенного времени правительство будет наблюдать за нами и знать о нас все.

«Моя жизнь – открытая книга», - скажут некоторые. «Мне нечего прятать». Но сейчас у правительства имеются обширные досье о деятельности, интересах, любимых книгах, финансах и состоянии здоровья каждого человека. Что если правительство сбывает эту информацию общественности? Что если правительство на основании имеющихся данных о поведенческих привычках ошибочно определит, что вы способны совершить преступление? Что если вам откажут в праве летать на самолетах? Что если правительство решит, что ваши финансовые операции выглядят подозрительно – даже если вы ничего неправильного не сделали – и заморозит ваши счета? Что если правительство не защищает нашу информацию с использованием надлежащих мер безопасности, и лицо, укравшее вашу личную информацию, будет использовать ее, чтобы совершать против вас мошеннические действия? Даже если вам нечего прятать, правительство может причинить вам немало ущерба.

«Но правительство не хочет навредить мне», - будут возражать некоторые. В большинстве случаев это так, но правительство может нанести ущерб гражданам ненамеренно вследствие ошибок или невнимательности.

Когда раскрывается сущность аргумента «мне нечего прятать», а также исследуются и оспариваются предположения, лежащие в его основе, можно видеть как люди переходят к обсуждению его условий, затем используют силу его незаслуженного преимущества. Аргумент «мне нечего прятать» обращается к одним проблемам и игнорирует другие. Он рассматривает понятие неприкосновенности личной жизни однобоко и ограниченно, одерживает победу посредством непризнания иных проблем, часто связанных с правительственными мерами по обеспечению безопасности. Если иметь дело исключительно с этим аргументом, он ведет по неверному пути, пытается сфокусировать обсуждение на его ограниченном понимании неприкосновенности личной жизни. Но если предъявить против него множество других проблем неприкосновенности личной жизни, появляющихся в связи со сбором и использованием правительством личных данных (кроме проблемы разглашения информации и наблюдения за гражданами), аргументу «мне нечего прятать» будет нечем парировать.


Відкрити | Коментарів: 5



кілочки

Ситуация на дороге. Киев
Пробки на Яндекс.Картах

хто і звідки

free counters


Десятилетия Действий по Безопасности Дорожного Движения 2011-2020.
Decade of Action for Road Safety 2011-2020

погода
33345-40.GIF

фігня, яку я відзняв

Швидкий огляд

Мои фотоальбомы

Случайное фото со мной

Мои фотоальбомы


Ретро-часы

Опрос

Что ожидает Украину?



тест подключения
Speakeasy Speed Test


Интересы

Антиинтересы
быки и бычки, гламур, жадность, наглость, провокаторы, сюси-пуси, тупость, флудеры, хамы

ОБОЗ.ua